Заявление

Как именовать: имеет ли принципиальное значение как именовать в смешанном договоре совмещающем работы

Вопрос о возможности применения дистанционно-офисного, или, иными словами, комбинированного, способа организации труда назревал уже давно.

Многие работодатели размышляли о том, можно ли работникам трудиться, например, 3 дня в офисе, а 2 дня удаленно (дистанционно) или 4 часа в день в офисе, а 4 удаленно и иным подобным образом.

Пандемия новой коронавирусной инфекции и связанные с ней ограничительные меры властей увеличили количество работодателей, интересующихся этим вопросом.

Выясним, как это регулируется действующим трудовым законодательством, какие планы у Правительства РФ по модернизации существующих норм, что думают о таком спорном вопросе Роструд и Минтруд России. А также расскажем, как снизить риски при переводе сотрудников на смешанный режим работы уже сейчас, пока нововведения в ТК РФ не приняты.

Как именовать: имеет ли принципиальное значение как именовать в смешанном договоре совмещающем работы

При этом сейчас, в период снятия «антивирусных» ограничений, у многих возникает вопрос, а можно ли оставить такую дистанционно-офисную форму работы и применять ее в дальнейшем? Ведь во многих организациях были сделаны выводы о том, что смешанный тип работы имеет целый ряд преимуществ:

  • работники не тратят время на дорогу до офиса, за исключением дней, когда требуется их присутствие;
  • освобождается «офисное пространство», что позволяет в дальнейшем рассматривать вопрос о сокращении расходов на аренду и иные платежи;
  • работники в ряде случаев более мотивированы продолжать эффективно трудиться у данного работодателя, поскольку считают дистанционную или дистанционно-офисную работу более удобным для себя форматом, и т.д.

Но вместе с пониманием преимуществ комбинированной работы у многих возникают и вопросы. Допустим ли такой способ организации труда с точки зрения законодательства? Какие риски возникают при его применении, как эти риски полностью исключить или хотя бы снизить? Как оформить переход на смешанный режим работы? Давайте разбираться.

Что говорит ТК РФ

Из положений ст. 312.1 ТК РФ можно сделать вывод, что трудовой договор о дистанционной работе – это отдельный вид трудового договора. Поэтому заключить можно либо обычный трудовой договор, либо трудовой договор о дистанционной работе. И если руководствоваться такой логикой, то смешанный трудовой договор, предусматривающий дистанционно-офисную работу, невозможен.

Есть и другие сложности. Например, в трудовом договоре о дистанционной работе можно предусмотреть дополнительные основания для его прекращения. Но что делать, если трудовой договор смешанный?

Помимо этого, при дистанционной работе работодатель выполняет лишь некоторые из общего перечня обязанностей, связанных с охраной труда, что немыслимо в случае полноценной офисной работы (ст. 312.3 ТК РФ). И как нужно разрешать вопрос с обязанностями при дистанционно-офисной работе, также остается непонятным.

Все эти моменты (и сложности) могут расцениваться как подтверждение того, что прописывая соответствующие нормы ТК РФ, законодатель не предусматривал возможности работать в рамках одного трудового договора и дистанционно, и «стационарно».

Такая позиция, безусловно, имеет право на существование и не может однозначно отвергаться как несостоятельная.

Но, на наш взгляд, она хотя и имеет под собой почву, но не соответствует сегодняшним реалиям, современным способам организации труда, развитию технологий, исключающих необходимость постоянного присутствия на рабочем месте в офисе.

Понимает это и законодатель, поэтому на сегодняшний день разработано несколько законопроектов1, прямо предусматривающих возможность применения дистанционно-офисного способа организации труда.

Законопроект о «комбинированном» режиме работы

На наш взгляд, наиболее высокие шансы стать федеральным законом имеет законопроект № 973264-7 «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации в части регулирования дистанционной и удаленной работы»2. Не будем останавливаться на подробном его анализе. Коротко отметим лишь то, что он имеет как плюсы, так и минусы.

Главное, на что обратим внимание в русле рассматриваемой нами темы, – в ТК РФ предлагается прямо закрепить возможность установить комбинированный режим работы, предполагающий, что одни периоды работник будет трудиться дистанционно (удаленно), а в другие периоды – на стационарном рабочем месте (ст. 312.

9 ТК РФ в предлагаемой законопроектом редакции).

Как только законопроект будет принят, мы подробно его проанализируем в окончательной редакции и дадим подробные рекомендации по организации труда согласно нововведениям

Конечно, если этот законопроект примут, то будут сняты все вопросы относительно возможности использования дистанционно-офисной работы, или, как это поименовано в указанном законопроекте, – «комбинированного режима».

На момент подготовки статьи в печать3 законопроект еще не принят, а для многих работодателей вопрос о переходе на такой режим не терпит отлагательств. Поэтому, если организация уже сейчас хочет определить риски и алгоритм перехода на него, то стоит оценить вероятность негативных последствий, исходя из текущей правоприменительной практики.

Что говорит суд?

К сожалению, судебная практика по вопросу о том, допускается ли в рамках одного трудового договора дистанционная и «стационарная» работа, в достаточном для анализа количестве отсутствует.

Другими словами, на сегодняшний день нет какого-либо существенного количества судебных решений, из которых можно было бы сделать вывод, что суды считают комбинированную работу допустимой или запрещенной.

Мнение представителей Минтруда, Роструда и инспекционная практика

Вместе с тем на сегодняшний день нами не выявлено и случаев привлечения работодателей к ответственности за применение дистанционно-офисного способа организации труда, фактов признания его неправомерным.

1) законодательство прямо дистанционно-офисную работу не запрещает;

2) широкой практики привлечения к ответственности за использование такого способа организации труда нет;

3) на стадии рассмотрения находятся законопроекты, прямо предусматривающие возможность такой комбинированной работы.

Конечно, говорить о полном отсутствии рисков при использовании дистанционно-офисного способа организации труда нельзя. По крайней мере, пока указанный выше законопроект не станет законом.

Но если организация сильно заинтересована в том, чтобы работники уже сейчас (до принятия соответствующих изменений в ТК РФ) имели возможность в определенные дни (или часы) работать дистанционно, а в другие дни (часы) – в офисе, то, учитывая крайне невысокий риск возникновения претензий со стороны контролирующих органов, мы полагаем, что организация может применить такой способ организации труда.

Как перевести работника на дистанционно-офисную работу и снизить риски

То есть для перехода на такой режим работы необходимо подписать соответствующее соглашение к трудовому договору.

В данном документе стоит отразить ряд условий, которые позволят снизить некоторые из имеющихся рисков, в частности, связанных с охраной труда, учетом рабочего времени, оплатой труда и др. Итак, рассмотрим такие нюансы:

1. В какие дни работник будет исполнять свои трудовые обязанности дистанционно, а в какие дни – в офисе.

Пример 1. Возможная формулировка в допсоглашении к трудовому договору о месте выполнения сотрудником дистанционной работы

Местом выполнения дистанционной работы может быть любой адрес, определяемый Работником по своему усмотрению на территории г. Москвы и Московской области.

Кстати, в законопроекте, о котором мы говорили, прямо указано, что в трудовом договоре о дистанционной работе условие о рабочем месте может не указываться.

4. Режим рабочего времени работника и времени отдыха работника (если работодателю важно, чтобы работник работал в определенном режиме).

Ведь если это не будет прописано в соглашении о дистанционной работе, то согласно ч. 1 ст. 312.

4 ТК РФ режим будет определяться сотрудником по своему усмотрению, что может негативно отразиться на производственных процессах, эффективности труда и будет затруднять ведение учета рабочего времени и его оплату.

5. Обеспечивается ли работник оборудованием и программным обеспечением (ПО), необходимым для исполнения своих обязанностей, какое оборудование и программное обеспечение он может использовать и с учетом каких требований. В каком размере работнику выплачивается компенсация за использование своего оборудования (если оно используется).

Эти условия могут быть прописаны так, как показано в образце из Примера 2.

Пример 2. Возможная формулировка в допсоглашении к трудовому договору об оборудовании и ПО на удаленной работе

Работник самостоятельно обеспечивает себя средствами выполнения дистанционной работы, в том числе компьютером, средствами доступа к сети Интернет, телефоном и иными.

Работник обязан при выполнении дистанционной работы использовать оборудование, программно-технические средства, иные средства, в том числе средства защиты информации, рекомендованные или предоставленные Работодателем, перечень которых определяется соответствующим организационно-распорядительным документом Работодателя.

  • При выполнении дистанционной работы Работник обязан соблюдать требования к оборудованию и информационной безопасности, установленные локальными нормативными актами Работодателя, настоящим соглашением.
  • При выполнении дистанционной работы работник обязан использовать лицензионные программно-технические средства, необходимые для выполнения дистанционной работы.
  • Работник уведомлен и согласен, что компенсация за использование Работником принадлежащих ему либо арендованных им оборудования, программно-технических средств, средств защиты информации, оплату услуг интернет-провайдера, оплату услуг электроэнергии и иные расходы, связанные с выполнением дистанционной работы, включена в его заработную плату.

Отметим, что последний абзац является на практике спорным с точки зрения его правомерности и сформулирован исходя из того, что работодатель не намерен рассчитывать и оплачивать компенсацию отдельно. Если же работодатель готов на выплату отдельной компенсации, то в соглашении лучше определить механизм ее расчета и выплаты.

Кстати в упомянутом законопроекте есть нормы о возмещении сотруднику расходов на оплату электроэнергии, используемое ПО (включая антивирусную защиту) и пр.

6. Обязанность работника соблюдать требования охраны труда и перечень требований в части охраны труда, которые выполняются работодателем при исполнении работником своих обязанностей дистанционно. Эти положения могут быть сформулированы, как показано в образце из Примера 3.

Пример 3. Возможная формулировка в допсоглашении к трудовому договору о соблюдении требований охраны труда при выполнении дистанционной работы

Работник обязан соблюдать требования по охране труда при работе с использованием оборудования, которое предназначено для выполнения дистанционной работы.

В целях обеспечения безопасных условий и охраны труда при выполнении дистанционной работы Работодатель исполняет обязанности, предусмотренные абзацами 17, 20 и 21 части 2 статьи 212 Трудового кодекса Российской Федерации.

7. Если существует вероятность того, что впоследствии работодатель решит «вернуть» работника к исключительно офисной работе, то в соглашении о дистанционно-офисной работе может быть прописан порядок, в котором работодатель может прекратить действие данного соглашения.

Вопрос о правомерности таких условий также является в настоящее время спорным.

Однако, учитывая отсутствие выявленных нами фактов признания контролирующими органами и судами подобных условий противоречащими законодательству, полагаем, что они все же могут включаться в текст соглашения с работниками, если это отвечает интересам организации.

Помимо перечисленного в соглашение с работником с учетом интересов работодателя, специфики деятельности и внутренних процессов организации могут включаться и иные условия.

Подведем итог

Дистанционно-офисная работа в рамках одного трудового договора на сегодняшний день прямо не разрешена и прямо не запрещена. Широкой практики признания контролирующими органами и судами такой комбинированной работы незаконной нет.

Поэтому если организация заинтересована в том, чтобы работники совмещали дистанционную и офисную работу, то это может быть реализовано с некоторыми рисками.

Снизить их можно путем грамотного составления соглашений к трудовым договорам с работниками, включения в них условий, позволяющих не допустить нарушения в сфере охраны труда, учета рабочего времени, его оплаты и т.д.

Однако окончательно говорить о законности применения смешанного способа организации труда и отсутствии рисков можно будет только после принятия соответствующих изменений в ТК РФ.

По нашим оценкам, эти изменения будут реализованы в ближайшей перспективе.

Поэтому для многих работодателей, для которых вопрос о переходе на комбинированный режим не стоит очень остро, оптимальным решением будет дождаться вступления в силу соответствующих поправок в ТК РФ.

Читайте также:  Как узнать СНИЛС по паспорту через интернет онлайн

В следующем номере расскажем еще про один актуальный вопрос работодателей, который встал во время пандемии новой коронавирусной инфекции, – как разделить трудовой день на части.

Смешанный договор: все, что о нем нужно знать

Задача юриста при подготовке договора заключается в том, чтобы максимально приспособить его к нуждам сторон. Кроме предусмотренных законодательством конструкций договоров можно использовать конструкции смешанных договоров. Но для этого юрист должен понимать пределы своего правового творчества и безошибочно оценивать нормы закона.

Смешанный договор и его отличительные черты

По сути, смешанный договор — это соглашение, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законодательством. К отношениям сторон по такому договору применяются правила о «договорах-ингредиентах» .

Пример
ООО «А» и ООО «Б» договорились, что ООО «А» поставит ООО «Б» стеклянную перегородку и установит ее. То есть фактически ООО «А» должно поставить товар и выполнить работы.

Сторонам можно заключить смешанный договор, в который войдут договор поставки стеклянной перегородки и договор подряда по установке этой перегородки.

В таком случае, например, если ООО «Б» поставит некачественный товар, к нему будет применяться ответственность в соответствии с Положением о поставках N 444, а если некачественно установит перегородку, — ст. 676 ГК.

Для смешанного договора характерно следующее :
— он прямо не отнесен ни к одному из видов договоров, содержащихся в нормах ГК или иных нормативных правовых актах.

На заметку
Встречаются мнения, что договоры могут быть смешанными в силу законодательства. Например, договор банковского счета = договор займа + договор комиссии + договор возмездного оказания услуг.

По нашему мнению, такие договоры нельзя относить к смешанным, т.к. они урегулированы законодательством и к ним не применяют правила для договоров, входящих в их состав.

В таких договорах присутствует единое неделимое обязательство, которое как устойчивая форма было выделено в отдельный договор.

— смешанный договор состоит из двух и более договоров;
— в его состав можно включать поименованные договоры;

— каждый элемент смешанного договора должен содержать существенные условия своего вида договора . Например, существенными условиями смешенного договора с элементами поставки и подряда являются: наименование товара, его количество и цена, виды работ, начальный и конечный срок выполнения работ .

На заметку
Зачастую существенным условиям в смешанных договорах стороны уделяют неоправданно мало внимания. Между тем стоит помнить, что, если существенные условия не согласованы, договор могут признать незаключенным .

— смешанный договор — это один договор, в котором представлены различные договорные элементы. Несколько отдельных договоров, даже если они взаимосвязаны и взаимообусловлены и в каждом из них имеется ссылка на другой, смешанными считаться не будут.

Например, кредитный договор и договор поручительства;
— элементы смешанного договора объединены общей целью. Права и обязанности сторон по одному договору связываются с осуществлением прав и обязанностей, предусмотренных другим.

При этом попытка разделить их нарушает первоначальную волю сторон.

Обратите внимание!
Признание договора смешанным имеет важное практическое значение. Ведь к нему можно будет применять положения ГК о его составляющих . К договорам, включающим элементы различных гражданско-правовых конструкций, но не являющимся смешанными, такой подход, как правило, не допустим.

Смешанный договор и ограничение свободы договора

Несмотря на право сторон «смешивать» договоры, законодательные акты могут содержать исключения из этой свободы «моделирования» .

Первое из них состоит в том, что ГК или иной правовой акт иногда устанавливают для отдельных отношений строго определенные договоры. Так, реализовать тур «туристу» можно на основании договора оказания туристических услуг , а оказание аудиторских услуг осуществляется на основании договора оказания
аудиторских услуг .

Суть второго ограничения состоит в том, что некоторые договорные конструкции может использовать только ограниченный круг субъектов гражданского права. Например, вкладополучателем по договору банковского вклада может быть банк или небанковская кредитно-финансовая организация , а сторонами договора дарения не могут выступать коммерческие организации .

Третье исключение связано с ситуациями, когда договоры заключаются по результатам конкурса (процедуры закупок).

В большинстве случаев законодатель указывает, какой вид договора нужно заключить по результатам проведения конкурентной процедуры выбора контрагента.

К примеру, по результатам аукциона на право заключения договора аренды земельного участка заключению подлежит договор аренды земельного участка .

На заметку
При принятии решения о заключении смешанного договора проверьте, не подпадают ли отношения между сторонами под вышеперечисленные исключения из свободы договора. Помните, сделка, которая не соответствует требованиям законодательства, ничтожна .

Еще один момент, на который следует обращать внимание при составлении смешанного договора, — сочетание возмездного и безвозмездного договоров. Такое сочетание прямо не запрещено законодательством, однако может привести к спорным ситуациям и, возможно, финансовым потерям.

Пример
ООО «А» и Ивашов Н.И. заключили смешанный договор. По нему ООО «А» передает в безвозмездное пользование компьютер и лазерный принтер сроком на один год, а Ивашов Н.И. в течение этого времени должен осуществлять техподдержку программного обеспечения ООО «А».

То есть стороны заключили смешанный договор с элементами безвозмездного пользования и оказания услуг.
Через полгода Ивашов Н.И. потребовал оплатить оказанную за этот период услугу по техподдержке программного обеспечения. ООО «А» отказалось это сделать, т.к. считало, что переданное оборудование — это и есть оплата. После этого Ивашов Н.И. перестал оказывать услуги по техподдержке.

ООО «А» потребовало вернуть предоставленное ему оборудование. Ивашов Н.И. оборудование не вернул.

В сложившейся ситуации прав Ивашов Н.И. Ведь при безвозмездном пользовании не может быть никакого встречного предоставления, в частности, в виде услуг ссудополучателя

.  А договор оказания услуг по своей правовой природе является возмездным . Поэтому ООО «А» должно было оплачивать услугу по техподдержке.
Чтобы избежать такой ситуации, ООО «А» и Ивашову Н.И. следовало заключить смешанный договор с элементами договоров аренды и оказания услуг.

  •  Смешанный договор и момент заключения договора
  • В законодательстве определены четыре возможных момента, когда договор вступает в силу :
    — момент, когда оферент получает акцепт (консенсуальный договор);
    — момент передачи имущества, если в соответствии с законодательством для заключения договора необходима такая передача (реальный договор);
    — момент госрегистрации договора, когда он подлежит госрегистрации;
  • — если договор заключен на бирже, он вступает в силу с момента, определенного законодательством, которое регулирует деятельность биржи, или действующими на ней правилами.

В связи с этим при смешивании различных юридических конструкций следует учитывать, что у «смешиваемых» договоров могут быть разные моменты заключения.

Рассмотрим для примера сочетание в смешанном договоре элементов реального договора (например, договора займа) и консенсуального договора (например, договора купли-продажи). По нашему мнению, смешанный договор будет вступать в силу с наступления более раннего события.

Так, если купля-продажа первична, то все обязательства в целом возникают с момента заключения договора, а те, которые касаются возврата займа, — с момента передачи денег или вещей .

На заметку
В целом представляется, что вопрос начала действия договора решается при толковании каждого конкретного смешанного договора, исходя из понимания существа каждого его элемента в отдельности и их единства. Поэтому при составлении смешанного договора рекомендуем внимательно проанализировать его «составляющие» и четко прописать начало действия каждой из них.

Как правильно указать название договора (Обзор пленума Верховного суда)

Зачастую при заключении договора стороны не знают, каким образом его назвать, а также как обозначить наименование самих сторон.

Подобная проблема нередко возникает при подписании смешанных договоров, когда по условиям одна из сторон сделки может быть обязана исполнить обязательства в качестве, например, агента и подрядчика.

Либо при заключении непоименованного договора, то есть такого соглашения, специальных правил для которого в Гражданском кодексе РФ не содержится.

В таких случаях возникает проблема правильного и грамотного указания наименования сторон договора. Однако эти сомнения напрасны – согласно разъяснениям, данным в п. 47 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации N 49 от 25 декабря 2018 года, название договора и его сторон не играют значительной роли в случае разрешения спора судом.

Переквалификация по инициативе суда

В Гражданском законодательстве не предусмотрены возможность и правила переквалификации договоров, но данное действие является допустимым, исходя из разъяснений высших судебных инстанций.

В пункте 47 Постановления пленума N 49 от 25.12.

2018 Верховный суд РФ указал, что при квалификации договора для решения вопроса о применении к нему правил об отдельных видах договоров (пункты 2 и 3 статьи 421 ГК РФ) необходимо прежде всего учитывать существо законодательного регулирования соответствующего вида обязательств и признаки договоров, предусмотренных законом или иным правовым актом, независимо от указанного сторонами наименования квалифицируемого договора, названия его сторон, наименования способа исполнения и т.п.

Это разъяснение продолжает выработанную ранее позицию Высшего Арбитражного суда.

В Постановлении Пленума ВАС РФ от 22 октября 1997 года N 18, посвященному договору поставки, Высший арбитражный суд указал, что при квалификации правоотношений между участниками спора, суды должны исходить из признаков договора поставки, независимо от названия договора и наименования сторон (п.

5 постановления).

В Постановлении Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 года N 16 «О свободе договора и ее пределах», Высший арбитражный суд развивает данную позицию, указывая на то, каким образом суды должны решать, находится перед ними непоименованный договор или же к такому договору можно применить положения второй части Гражданского кодекса РФ. «При оценке судом того, является ли договор непоименованным, принимается во внимание не его название, а предмет договора, действительное содержание прав и обязанностей сторон, распределение рисков и т.д.»

Таким образом, Верховный суд в п. 47 Постановления Пленума N 49 от 25 декабря 2018 года не сказал чего-то нового о квалификации договоров, чего нельзя было бы вывести из прошлых разъяснений высших судебных инстанций.

Читайте также:  Какие документы нужны для управления чужим автомобилем в России?

Однако Верховный суд РФ четко и ясно указал на возможность переквалификации судами любых договоров в случае их соответствия конкретным положениям о договорах, предусмотренных во второй части Гражданского кодекса РФ.

Поэтому договор и стороны могут быть названы каким угодно образом. Это не повлияет на квалификацию такого договора. Соглашение и вовсе может называться «Договор N 1», а его участники: «Сторона-1» и «Сторона-2».

В этом случае суд не будет обращать внимание на данные названия, а обратит внимание на предмет договора и отношения сторон, которые таким договором регулируются.

Если по «Договору N 1» одна сторона должна передать товар, а другая сторона — заплатить за него деньги, то в зависимости от субъектного состава суд применит правила второй части Гражданского кодекса РФ о купли-продаже либо поставке.

Точно также суды применят нормы о подряде, если в договоре, названном поставкой, они обнаружат, что сложившиеся в рамках договора отношения являются по своей сути подрядом, а не поставкой.

Смешанные и непоименованные договоры

В случае, когда сделка названа сторонами договором об оказании услуг, суд увидит, что договором также регулируются отношения, подпадающие под правила об агентских договорах, то такой договор будет квалифицирован как смешанный.

И к различным обязательствам, вытекающим из данного договора, будут применяться соответствующие правила, предусмотренные Гражданским кодексом РФ. Об этом указывает п. 48 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 25.12.

2018 N 49: в случае если заключенный сторонами договор содержит элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор), к отношениям сторон по договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора (пункт 3 статьи 421 ГК РФ).

В п. 49 Постановления Пленума ВС РФ N 49 говорится о том, в каких случаях договор может быть признан непоименованным и тем самым к нему будет невозможно применение положений второй части ГК РФ об отдельных видах договорах.

«Если из содержания договора невозможно установить, к какому из предусмотренных законом или иными правовыми актами типу (виду) относится договор или его отдельные элементы (непоименованный договор), права и обязанности сторон по такому договору устанавливаются исходя из толкования его условий. При этом к отношениям сторон по такому договору с учетом его существа по аналогии закона (пункт 1 статьи 6 ГК РФ) могут применяться правила об отдельных видах обязательств и договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (пункт 2 статьи 421 ГК РФ)» — указано в пункте 49.

Исходя из данного пункта постановления пленума, при квалификации договора суд должен сначала попытаться установить соответствие условий договора поименованным обязательствам (договор купли-продажи, оказания услуг и т.д.).

Если установить такое соответствие не удается, то к такому договору применяются общие положения об обязательствах, предусмотренные первой частью Гражданского кодекса РФ и в субсидиарном порядке возможно применение положений второй части Гражданского кодекса РФ, если решить спор не удается за счет общих норм. 

Заключение

Таким образом, стороны при заключении договора должны в первую очередь исходить из того, под какой поименованный договор их отношения подпадают. А именно на суть и природу отношений, которые возникнуть при заключении договора.

Если договор назван арендным, то это не означает невозможность переквалификации его судом в иной договорный тип. Несоответствие названия договора соответствующим правилам части второй Гражданского кодекса РФ не является основанием для признания такого договора недействительным.

И если стороны по незнанию ошиблись в правильном наименование договора, то это не означает, что договор был заключен неправомерно.

  • Еще по теме
  • Конструктор договоров
  • Создание и экспертиза договоров

Законны ли «смешанные договоры»?

Иногда бухгалтеру приходится работать с договорами, которые одновременно содержат элементы поставки и подряда, или, например, агентирования и купли-продажи. Сразу возникают вопросы – законны ли такие соглашения? И если «да», то при каких условиях и какими нормами права они регулируются? Анна Мишина нашла ответы.

По сути, смешанный или комбинированный договор – это соглашение, в котором содержатся элементы различных законодательно предусмотренных контрактов. Соответственно, предмет такой «конструкции» включает в себя фрагменты нескольких самостоятельных контрактов, при этом «части» сливаются в единое целое, и объединяются общей целью.

Права и обязанности сторон по одному договору связываются с осуществлением прав и обязанностей, предусмотренных другим соглашением. При этом попытка разделить перечисленные выше условия неминуемо нарушает первоначальную волю сторон (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 9 декабря 2010 года по делу № А19-8485/10).

В качестве примера можно привести следующий спор. Две компании заключили между собой агентский договор, условия которого предусматривали обязанность агента самостоятельно выкупить товар, отгруженный принципалом, если он не был реализован агентом.

Арбитражный суд сделал обоснованный вывод об установлении между сторонами отношений смешанного характера с элементами агентского договора по типу комиссии и купли-продажи, а также наличия у ответчика обязательства по выкупу переданного ему товара (постановление ФАС Московского округа от 10.12.2009 г.

№ КГ-А40/11396-09 по делу № А40-40119/09-85-332).

Необычные договорные «конструкции»

Кроме смешанных соглашений, на практике можно столкнуться и еще с несколькими необычными договорными «конструкциями». Во-первых, «комбинированный» контракт следует отличать от простого непоименованного, т.е.

того, который напрямую не указан в законе, но соответствует его требованиям, и может быть заключен согласно принципу свободы договора. Дело в том, что смешанный контракт – он, по сути, тоже непоименованный.

Но, в отличие от простого «безымянного», он, как уже было сказано выше, включает в себя элементы разных договоров, тогда как тот – одиночен и самостоятелен.

И, кроме того, к простому непоименованному соглашению будут применять правовые нормы наиболее сходных договоров одного и только одного вида. То есть в данном случае не получится использовать правила по нескольким соглашениям. Это будет просто неверно и впоследствии может вызвать проблемы.

Не следует путать смешанный договор с объединенным. Хоть последний и содержит в себе признаки нескольких соглашений, однако в его «теле» присутствуют не отдельные элементы различных контрактов, а практически целые различные соглашения…

Смешанный договор необходимо отличать от комплексного, то есть такого, который объединяет в себе черты двух и более разновидностей одного и того же вида контрактов (купли-продажи, подряда, оказания услуг, банковского счета).

В качестве примера можно привести соглашение об изготовлении и последующем монтаже оборудования.

Или популярный сегодня комплексный банковский договор, в рамках которого кредитная организация представляет клиенту сразу несколько услуг – открытие и ведение банковского счета, получение информации по счету и выпуск и обслуживание карты.

Соответственно, применение к комплексному договору правил смешанных соглашений (например, попытка урегулирования указанного выше договора не только нормами о банковском счете, но и правилами об оказании услуг) неминуемо приведут к ошибкам.

Не следует также путать смешанный и многообъектный договор.

Последний характеризуется тем, что его предмет охватывает положения одного поименованного контракта, например, аренда или поставка, однако объектов сделки при этом несколько.

Тут речь может идти, допустим, о договоре на предоставление в аренду нескольких земельных участков или контракте на поставку одновременно нескольких позиций товара.

И, наконец, не следует отождествлять смешанный договор с объединенным. Хоть последний и содержит в себе признаки нескольких соглашений, однако в его «теле» присутствуют не отдельные элементы различных контрактов, а практически целые различные соглашения. При этом, они объединены в одном документе, но не «смешаны» до степени неразрывности.

Главные и второстепенные

Как уже было сказано выше, попадая в смешанный договор, элементы разных контрактов объединяются общей юридической целью. Соответственно, к такому «миксу» применяются нормы права, регулирующие каждый входящий в него договор.

Здесь-то предпринимателей и бухгалтеров, работающих со смешанными соглашениями, и подстерегает сложность. Потому что договоры могут соединяться, так сказать, в равных «пропорциях», и в этом случае их «родные» нормы – равноправны.

А бывает, что элементы одного контракта лишь дополняют другой, являясь как бы второстепенными. И в этом случае нормы «основного» соглашения имеют приоритет перед нормами «дополнительного».

Понять, какое из обязательств смешанного договора первостепенно, а какое – вторично, важно в том случае, если элементы соглашения по своей сути противоречат друг другу.

«В данном случае, – комментирует московский адвокат Сергей Воронин, – хорошим примером может послужить смешанный договор, согласно которому фирма обязалась предоставить сотруднику в безвозмездное пользование компьютер и лазерный принтер сроком на один год, а сотрудник в течение этого времени должен был осуществлять техподдержку логистического программного продукта, в этом случае, мы имеем смешанный договор с элементами безвозмездного пользования и оказания услуг. А когда сотрудник перестал реагировать на требования устранить сбои в системе, и при этом наотрез отказался вернуть принтер с компьютером, руководитель обратился ко мне, чтобы «найти на него управу».

Читайте также:  Отпуск за свой счет: моя дочь работает на Чукотке. Отпуск у нее заканчивается 28 августа

Смешанный договор необходимо отличать от комплексного, то есть такого, который объединяет в себе черты двух и более разновидностей одного и того же вида контрактов…

И, разобравшись в контракте, он увидел, что в договор включены условия двух сделок, которые в принципе не могут «ужиться вместе».

Ведь при безвозмездном пользовании не может быть никакого встречного предоставления, в частности, в виде услуг ссудополучателя! Соответственно, в данном случае «выжить» должны элементы только одного обязательства– либо оказания услуг (которые, по логике, должны стать возмездными), либо безвозмездного пользования.

В конце концов, порядком потрепав друг другу нервы и потеряв время, стороны не смогли решить, какие из правоотношений им дороже, и договорились оформить два самостоятельных соглашения – о возмездном предоставлении услуг и о безвозмездном пользовании».

Чтобы разобраться, какой из элементов смешанного договора – «главный», а какой «дополнительный», партнерам следует изначально четко установить действительную волю сторон. Возможно, иногда в качестве критерия тут может выступать цена каждого из «смешанных» правоотношений предмета: основным целесообразно будет считать более дорогое обязательство.

Обязательные условия

В силу статьи 432 ГК РФ, смешанный договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем его существенным условиям.

Но поскольку данный контракт объединяет в себе элементы нескольких договоров, то в нем должны присутствовать все условия, необходимые каждому из включенных в него соглашений (см.

, например, решение, изложенное в постановлении ФАС Уральского округа от 26.05.2010 г. № Ф09-3833/10-С6).

Например, в смешанный договор могут быть включены элементы контрактов, для одного из которых достаточно соблюдения простой письменной формы, для другого – нотариальной, а для третьего обязательна государственная регистрация. Обратите внимание, в этом случае следует выполнить более сложные требования. Т.е.

при «слиянии» договоров с простой и нотариальной формами, нужно воспользоваться последней. А если в смешанный контракт входит элемент соглашения, для которого необходима госрегистрация, следует зарегистрировать его в регпалате. В качестве примера можно рассмотреть ситуацию, когда стороны заключили смешанный договор, содержащий элементы купли-продажи предприятия и поставки оборудования.

Договор был заключен в простой письменной форме и впоследствии был признан незаключенным, поскольку пункт 3 статьи 560 ГК РФ устанавливает обязательную госрегистрацию договора купли-продажи предприятия, это требование распространяется и на смешанный контракт, содержащий элементы договора купли-продажи.

При отсутствии такой регистрации все соглашение будет считаться незаключенным, а не только в части обязательств по купле-продаже предприятия (п. 13 ИПП ВАС РФ от 16.02.2001 г. № 59).

Непростая поставка, или Рассказ о том, как смешанный договор помог победить в суде

  • Договор поставки является одним из самых распространенных на сегодняшний день.
  • Сложно представить себе компанию, деятельность которой не предполагает участие в отношениях «поставщик-покупатель».
  • Наша компания не является исключением: производим товар, ищем пути сбыта.
  • Статья 506 ГК РФ дает довольно четкое и понятное определение договору поставки: «поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности…».
  • Привычные договорные конструкции, в которых поставщик обязуется отгрузить товар, а покупатель принять и оплатить, ни у кого давно не вызывают вопросов, но всё ли так однозначно на плоскости современных бизнес-процессов?

Как любой производитель, мы заинтересованы в формировании стабильного рынка сбыта.

Закон бизнеса прост — чем более узнаваем бренд, тем проще его реализовать.

В погоне за «раскруткой» бренда производитель пытается заполучить в список контрагентов региональные и российские сети, которые диктуют свои правила игры.

— Хотите работать с нами? Принимайте наши условия!

Договор поставки с оплатой на условиях реализации товара – продукт, порожденный такими союзами.

Что же это за зверь такой?

Законодатель предусмотрел возможность межтипового смешения договоров и закрепил в ст. 421 ГК РФ их право на существование.

Рассмотрим на конкретном примере.

Производитель ведет переговоры о возможности поставки своей продукции в крупную детскую сеть, как результат – заключение договора на типовых условиях покупателя с минимальными разногласиями.

Дело сделано: договор заключен, товар отгружен, новые покупатели охотно вступают в партнерство с оглядкой на наш союз с огромной сетью. Казалось бы, и волки накормлены и овцы выгодно распродаются, но… Грянул гром.

  1. Меняются бенефициары у банка, предоставляющего кредитную линию сети-покупателю и бизнес покупателя даёт течь.
  2. Возвращаемся к договору поставки, а точнее к его содержанию.
  3. Поставщик товар отгружает, а покупатель ежемесячно оплачивает его по мере реализации, на основании отчетов о продажах.
  4. В мае оплаты за реализованный покупателем товар не последовало, в июне – покупатель начал игнорировать даже обязанность предоставления отчета о продажах.

Что делать поставщику? Бежать в суд, конечно же!

Отправляю досудебную претензию, составляю иск в суд.

«Между сторонами был заключен договор поставки №…» — выстукиваю я на клавиатуре шаблонный текст и задумываюсь… А не откажет ли мне суд в удовлетворении требований, примени я нормы о поставке?

Товар отгружен, но не оплачен. Момент оплаты в договоре определен реализацией конечным покупателям. О факте и объемах таких реализаций поставщик должен был узнавать из ежемесячных отчетов, но покупатель обязанность их предоставлять игнорирует.

Как узнать произошло ли событие, которое порождает оплату?

Какую сумму истребовать в пользу поставщика? Сумму всего отгруженного товара? Сумму реализованного товара на основании последнего полученного отчета?

Можно ли истребовать остаток товара?

Погружаюсь в теорию купли-продажи. На ум идут правила, описанные для договора комиссии (отсутствие условия о конечных расчетах).

Можно ли вернуть товар, отгруженный на условиях комиссии? Легко! Ведь товар приходуются на забалансовые счета (у Комиссионера забалансовый 004 «товары, принятые на комиссию», у Комитента балансовый 45 «товары отгруженные»).

Возвращаюсь к содержанию нашего договора: товар переходит в собственность покупателя с момента подписания сторонами УПД. Стало быть, товар оприходован покупателем, возврат возможен только на условиях обратной реализации.

Решаю идти по пути наименьшего риска – направляю претензию с новыми требованиями, в которых прошу покупателя 1) оплатить задолженность за реализованный товар, 2) предоставить актуальную информацию о количестве реализованного товара, 3) предоставить доказательства наличия нереализованных остатков товара. Предупреждаю, что в случае непредоставления указанных доказательств, товар будет считаться утраченным и как следствие, стоимость утраченного и не оплаченного товара будет отнесена к задолженности.

Составляю иск, в котором ссылаюсь на заключение сторонами смешанного договора, одностороннее нарушение обязательств со стороны покупателя и упоминаю п. 14 Информационного письма № 85 от 17.11.2004г.

Президиума ВАС РФ: при отказе комиссионера предоставить комитенту данные о сделках, заключенных во исполнение комиссионного поручения по продаже товаров, комитент вправе требовать возмещения ему полной рыночной стоимости всех переданных комиссионеру товаров без уплаты комиссионного вознаграждения. Так, товар признается утраченным в случаях, если комиссионер не предоставил надлежащих доказательств исполнения им договора комиссии, не предоставил комитенту данные о сделках, заключенных во исполнение комиссионного поручения по продаже товаров, или доказательств наличия у него нереализованных остатков товара.

Ко взысканию предъявляю всю стоимость отгруженного товара.

Наступает день Х, Арбитражный суд г. Москвы приглашает стороны стать свидетелями отправления Правосудия.

Настаиваю на конструкции из правовых норм, описанных в иске, ответчик на том, что задолженность существует, но ограничивается суммой реализованного товара (примерно 10% от всей заявленной ко взысканию сумме). На просьбу предоставить доказательства существования нереализованных остатков, ответчик парирует «договором такой обязанность не предусмотрено!».

Решением суда исковые требования удовлетворены в полном объеме.

После оглашения судья называет избранную линию «незамыленной», делает комплимент нестандартному подходу.

Жду публикации решения в полном объеме, надеясь увидеть в нем закрепления своей мысли. Планирую подкреплять этой практикой последующие иски, ведь такие договоры поставки теперь далеко не редкость.

  • Суд ограничивается ссылкой на 309-310 ГК РФ и выводом: «Поскольку ответчик каких-либо доказательств поставки или возврата полученных денежных средств не предоставил, суд приходит к выводу, что у ответчика перед истцом образовалась задолженность в заявленном размере, которая до настоящего времени не погашена, что в силу закона является недопустимым, в связи с чем требование о взыскании долга в указанном размере правомерно, обоснованно, подтверждено надлежащими доказательствами, подлежит удовлетворению.»
  • То ли слишком «незамыленно» для того, чтобы стать основой решения, то ли слишком нестандартно 🙂
  • В апелляции решение устояло.
  • Вот такая нетипичная поставка, которая на сегодняшний день является довольно распространенным явлением в России.
  • Движемся дальше, ждем решения по новому кейсу, где в купе с вышеописанными договорными конструкциями есть злополучная оговорка «…При этом поставленный товар должен быть оплачен в любом случае не позднее 1068 дней с момента поставки».
  • Посмотрим, поддержит ли суд истца, которые предъявляет задолженность ко взысканию до истечения 1068 дней с момента поставки.